Шабашка и халтура – этимология

Аватар пользователя uclub

Шабашка – дополнительная работа сверх основной.

Слово шабашка происходит от еврейского шабат, шаббат.

Шабат – еврейская суббота. По законам еврейской религии в субботу евреи не должны работать. В категорию «работа» они относят почти все, что может делать человек, за исключением, может быть, еды и питья. Для выполнения крайне необходимой и неотложной работы в субботу они нанимают нееврев – гоев, которые за плату делают эту работу.

Субботник – тоже работа в субботу, но бесплатно. 

Сейчас многие даже на задумываются о смысле слова шабашка, шабашить. Шабашка стало просто обозначением дополнительного временного заработка.

У слова шабашка есть не совсем полный синоним – халтура. Под халтурой и шабашкой понимают одно и то же, когда говорят о легком заработке помимо основного.

Но халтура в главном значении слова есть небрежная, плохо выполненная работа, как правило без знания дела, а также результат такой работы.

Слово халтура изначально – поминки по умершему, а также вознаграждение священнику за поминальную службу. Происходит, по Фасмеру, от средне-латинского chartularium – поминальный список имен, который читает священник с молитвой за упокой. Словом халтура называли также даровое угощение, еду и питье на поминках. 

Интересно, что в английском слово шабашка переводится как moonlighting – дословно работа в свете луны. Т.е., дополнительная работа вечером после своей основной днем, подработка.

Другие переводы – sideline, боковая линия, making money on the side, делание денег на стороне и unofficial construction job, неофициальные строительные работы.

Халтура в английском – slapdash work (небрежная, поспешная, неряшливая работа), careless work (небрежная работа), hackwork (литературная подёнщина, халтура).

Здесь slapdash = slap + dash, slap – шлепок, шлепаю, dash – от кидаться, бросаться, швырять, мчаться. Careless = care + less, care – забота (care - горюю, беспокоюсь, забочусь), less – лишаю, лишенный. Hack – рубить, резать, ломать, хак – звукоподражательное, звук при рубке топором, киркой, мотыгой.

 

Шабашники

(Рассказ-быль из студенческой жизни. Имена вымышленные)

Третий трудовой семестр лета 1976 г. мы отработали в стройотряде. Заработали там неплохо.

В сентябре весь факультетский народ, кто не работал летом, поехал в колхоз. Стройотрядовцы в это время могли отдыхать.

Но мы, маленькая группа новоиспеченных каменщиков, бетонщиков, плотников, словом, строителей широкого профиля, окрыленные успехами лета и овладением новыми полезными для жизни навыками, решили не бездельничать, а подшабашить.

Шабашников-строителей набралось трое – Володька, Серега и я. Организатором, менеджером, продюсером у нас был наш однокурсник Алик. У него была машина «Жигули», он был мобильный.

Алик не был в стройотряде и не ехал в колхоз. Кроме машины, у него было много чего еще и, видимо, медсправка. Алик был веселым компанейским парнем. Мы часто собирались у него дома, играли в преферанс, пили пиво, слушали Высоцкого, Beatles, Uriy Heap, Deep Purple. У Алика была большая музыкальная коллекция магнитофонных записей и пластинок.

Алик нашел заказчика на шабашку в адыгейском ауле (дело было на Кубани).

Надо было выложить из кирпича стены дома у одного хозяина. Сопоставив объем работ с нашей производительностью по стройотряду, время на все оценили в 4 – 5 дней. Алик договорился с хозяином на хорошую цену.

Мы бодро взялись за дело. Работали весь световой день.

А Алик ездил на своей машине по Краснодару и окрестностям, искал новых заказчиков. Мы были в предвкушении больших заработков.

Хозяин ради быстроты дела обязался нас кормить и выделил для ночевки стоящий рядом сарай, где можно было спать на двух верстаках и на полу.

На обед нам принесли много арбузов, адыгейский сыр и хлеб. Арбузы с соленым сыром отлично утоляли жажду и даже голод. Мы были бодры и полны энтузиазма.

Вечером принесли еще сыра и хлеба. Матрасы почему-то выдать забыли.

Мы поели сыра с хлебом, запили все арбузами и улеглись спать на твердые верстаки и доски.

Ночь была бессонной, несмотря на усталость. Твердые доски не давали покоя натруженым костям, а арбузы мочевому пузырю.

С раннего утра мы снова бодро приступили к работе - надо было выдержать темп и график. 

В этот день завтрак и бед оказались совмещенными. Нам к обеду принесли еще арбузов, еще адыгейского сыра и хлеба.

На ужин снова были арбузы, сыр и хлеб. Матрасов, сказали, пока нет.

Вторая ночь на твердом была совсем мучительной, болели все кости.

С утра мы работали уже как-то вяло. Вспоминали какой вкусный борщ варили нам в стройотряде наши факультетские девочки-поварихи.

Когда хозяин к середине дня пришел с новой порцией арбузов, сыра и хлебы и без матрасов, мы возроптали.

Хозяин не стал защищаться, а пошел обходить возведенные нами зачатки стен своего будущего дома. Он пристально их разглядывал, ковырял пальцами швы, нюхал их даже, прищуривался, наклонял голову, оценивая вертикальность углов, подзрительно цокал языком.

Потом он сам перешел в атаку по всем правилам военного искусства: лучший способ защиты – нападение. Стены для него оказались кривыми, швы неровными, углы косыми. Ему, кричал он, будет стыдно перед всем аулом за новый дом с такими ужасными стенами.

Мы поначалу растерялись. Мы не видели кривых стен, неровных швов, углы выводили строго по отвесу. И у нас не было никакого опыта ведения баталий с таким противником.

Слегка оправившись, мы попытались защитить нашу работу. Мы даже стали рассказать, как мы построили в стройотряде дома для сельских учителей и коровник в одной кубанской станице и как нас благодарил голова сельрады, и даже выдал премию. Лучше бы про тот коровник мы не вспоминали.

Хорошо, на наше спасение подъехал Алик. Конфликт перешел в дипломатические переговоры менеджера с заказчиком. Сошлись на том, что мы выводим стены под окна и на том завершаем работу. Учитывая, что претензии по устному и неформальному контракту были у обеих сторон, договорная цена выполненной по факту работы была изменена. В сторону уменьшения. Иначе хозяин угрожал вызвать милицию и пол аула на помощь.

До конца дня мы выгнали под окна все стены. Алик вечером забрал нас в Краснодар. Жутко  болели торчащие на похудевших телах кости от твердых верстаков и досок. И непрерывно хотелось есть – мяса, сала, котлет.

На следуюший день мы собрались на совет и единогласно решили – ну ее нафиг, такую шабашку. Алик предложил в качестве компенсации моральных потерь поехать в путешествие – в Москву и Ленинград. Володька и я были за. Серега не захотел. Алик сказал, что у него и в Москве, и в Ленинграде есть близкие родственники, и он гарантировал проживание нам вместе с ним втроем у них.

Так хитрый мужичок за короткое время возвел половину стен дома почти задаром, а мы получили представление о необходимости правильной организации работ. 

Но после этой шабашки мы прекрасно провели время в Москве и Ленинграде. Но это уже другая история.